Главная      Пресса      СМИ о программе      Татьяна Давыденко. Науку делают кадры и результат
Пресс-релизы
СМИ о программе
События

Татьяна Давыденко. Науку делают кадры и результат

Два года назад в России стартовала федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (ФЦП «Кадры») на 2009–2013 годы.


Автор: Татьяна Давыденко.


Источник: Парламентская газета. – 2010. – 10 декабря.


Два года назад в России стартовала федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (ФЦП «Кадры») на 2009–2013 годы. Решает ли она поставленные руководством страны задачи по привлечению молодых учёных и стимулированию студентов, магистрантов и аспирантов к занятиям наукой?


Опыт последних двух лет позволяет дать положительный ответ. Большинство мероприятий – например, по поддержке научно-образовательных центров или, скажем, научных исследований под руководством докторов наук – предполагают обязательное включение в проект молодых учёных, аспирантов и студентов. Тем самым мы обеспечиваем приобщение именно молодёжи к науке. Причём речь идёт не о единицах, а о тысячах занятых научной деятельностью молодых людей, которые получают поддержку в рамках про­граммы.


Одно из основных достоинств ФЦП «Кадры» как раз и состоит в её массовости: программа охватывает все категории обучающихся и сотрудников – от первокурсника до академика. Впервые в истории отечественной науки в конкурсах на финансирование исследований участвовало столько вузов, научных организаций и академических институтов. Тысячи поступивших заявок свидетельствуют о том, что научное сообщество поверило: наука в России может получить под­держку.


Вузам нужна инфраструктура


Программа, которую реализует Минобрнауки, позволила обратить внимание вузов и различных НИИ на собственную инфра­структуру научной деятельности. Те университеты и институты, которые чаще проигрывали в объявляемых конкурсах, как бы со стороны взглянули на свои проблемы. Например, целый ряд заявок был отклонён просто потому, что в них значились авторитетные учёные с именем и репутацией – и ни одного студента и аспиранта, которым они могли бы передать свои знания и опыт.


Другая проблема связана с тем, что в первый год реализации федеральной программы не состоялись многие конкурсы для поддержки аспирантских исследований – на них не поступило ни одной заявки! Но и в этой ситуации был свой плюс. Руководители вузов и академических институтов наконец-то увидели, что в подведомственных им коллективах фактически нет никакой работы с молодыми и перспективными ребятами. И уже в этом году мы отметили кардинальное изменение ситуации: во-первых, заявок от аспирантов стало больше, а во-вторых, наблюдается общий рост уровня их исследований.


В последнее время участники программы нередко жаловались, что их заявки отклоняют по формальным основаниям. Поэтому при разработке конкурсной документации мы отказались от всех дополнительных требований к предъявляемым на конкурс документам. Сегодня число заявок, отклоняемых по формальным признакам, можно пересчитать по пальцам. И основанием для этого становятся требования Федерального закона №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»: если потенциальный исполнитель не подаёт все необходимые документы, то мы просто не вправе допустить его к участию в конкурсе.


До недавнего времени я работала проректором по науке в одном из российских университетов и потому имею право утверждать: очень часто вина за отклонённые заявки лежит на самих вузах и исследовательских институтах. Аспирант не должен писать заявку сам, ему необходима соответствующая инфраструктура поддержки. В идеале она включает в себя научно-технический отдел, аккумулирующий и распространяющий информацию о конкурсах и грантах, отдел сопровождения грантов и программ, который оформляет документы, экономический отдел, который ведёт расчёты, и, наконец, отдел интеллектуальной собственности, занимающийся вопросами патентования.


Сегодня отечественная высшая школа должна найти средства на создание современной системы сопровождения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Подобная работа уже проведена в ряде российских вузов, среди них – столичные МИФИ и МИСиС, Томский и Белгородский госуниверситеты. Результат налицо: такие вузы чаще выигрывают гранты и получают поддержку в рамках ФЦП.


Коллегиальный подход


Значительную роль в реализации ФЦП мы отводим рабочим группам. Во-первых, они формулируют на начальном этапе тематику лотов для объявления конкурсов на получение госфинансирования, которую затем утверждает научно-координационный совет. Во-вторых, рабочая группа предлагает показатели таких критериев оценки заявок, как качество работ и квалификация участника размещения заказа. Именно рабочая группа выдвигает предложения по разработке экспертных анкет в рамках меро­приятий программы и тем самым влияет на качество экспертизы. В-третьих, она выносит проблемы, возникающие в ходе реализации федеральной целевой программы, на широкое обсуждение на «круглых столах» и в СМИ.


Хотя формально решения рабочих групп носят рекомендательный характер, мы, как организаторы программы, непременно прислушиваемся к их мнениям при проведении конкурсов. Для нас очень важно, когда в обсуждении программы участвуют учёные, которые видят проблемы изнутри. Например, ряд представителей научного сообщества предложили разрабатывать отдельно технические задания для проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по естественным, техническим и гуманитарным наукам, а также для исследований, направленных на развитие высокотехнологичных секторов российской экономики. Мне кажется, это хорошая идея.


В то же время и у госзаказчика есть претензии к рабочим группам. В первую очередь они касаются содержательной стороны предлагаемых конкурсов. Например, когда объявляется конкурс по математике без указания конкретной области этой науки, эксперты не всегда могут сопоставить заявки по таким различным отраслям, как, скажем, дифференциальные уравнения и теория случайных процессов. То есть основная задача рабочих групп на ближайшее будущее – конкретизация технических заданий.


У госзакупок есть альтернатива


Чаще всего деятели науки критикуют программу «Кадры» за то, что регулирующий её деятельность федеральный закон о госзакупках позволяет недобросовестным научным коллективам демпинговать и тем самым обходить тех, кто способен выполнить исследование на более высоком уровне. Не стану утверждать, что конкурсы выигрывают слабые коллективы, не способные эффективно работать. Даже нынешнее соотношение двух критериев – «качество работ и квалификация участника» (45 процентов) и «цена контракта» (55 процентов) – позволяет экспертам поддерживать более сильные проекты.


Обычно о Законе №94-ФЗ негативно отзываются те, кто проигрывает конкурсы. И это понятно: проигравшие, каковых обычно большинство (в среднем на один конкурс подаётся шесть-семь заявок), редко бывают довольны результатом. Но и министерство имеет право задаться резонным вопросом: есть ли смысл поддерживать научную группу, предложившую провести исследование за большую сумму, если другие учёные готовы так же хорошо выполнить эту работу, но за меньшие деньги?


В то же время мы признаём несовершенство существующего закона и видим отдельные факты демпингования, которое порой достигает 50 процентов. Поэтому представители министерства вместе с научным сообществом обсуждают возможность внесения в программу изменений, которые позволят при повторной подаче заявок оказывать поддержку исследованиям в виде грантов. По сути, речь идёт о переходе от госконтрактов к субсидиям. Надеюсь, в ближайшем будущем мы частично выведем ФЦП из-под действия закона о госзакупках.


Какой должна быть экспертиза


Почему одни заявки выигрывают конкурс и получают финансовую поддержку, а другие – нет? Учёные часто хотят задать этот вопрос экспертам, которые оценивали их заявки. Они полагают, что прозрачность экспертизы – это когда они знают имя человека, который читал их заявку. Но во всём мире имя эксперта всегда сохраняется в тайне – в чём и состоит залог его независимости.


Эксперты зачастую бывают субъективны при принятии решений. Такова мировая практика, и российские реалии здесь ничем не отличаются от западных. Но это вовсе не означает, что не надо работать над повышением качества экспертизы. При её проведении специалисты заполняют анкеты, в которых обосновывают своё решение. С каждой заявкой знакомятся как минимум два специалиста. Если их мнения расходятся, назначается дополнительная экспертиза.


Мы осознаём, что её качество зависит не только от уровня специалистов, которые читают заявки, но и от сроков. Переход на субсидии позволит увеличить срок экспертизы до 1,5–2 месяцев, в то время как сейчас он не может превышать 30 дней – такое ограничение накладывает Федеральный закон №94-ФЗ.


Мне приходилось слышать мнение, что программа «Кадры» в большей степени ориентирована на прикладные результаты. На самом деле у нас нет никаких квот на прикладные или фундаментальные исследования. В конкурсной документации существует пункт о перспективах коммерциализации разработок: госзаказчику интересен вопрос о том, что будет с результатом исследования в ближайшем будущем. Даже в случае с гуманитарными науками мы просим участников программы указывать сферу использования результатов реализуемого проекта, будь то педагогика, экономика или филология.


Некоторые учёные полагают, что публикация в рейтинговом научном журнале – единственное, что должен требовать госзаказчик от исполнителя. Безусловно, уровень научного журнала, где опубликована статья, свидетельствует и о статусе учёного, и о качестве проведённого исследования. Но в условиях, когда политика государства направлена на построение экономики знаний, результат деятельности учёного не должен сводиться к формуле «наука ради публикации». Для развития наукоёмкой экономики приоритетным является внедрение полученных результатов.


Татьяна Давыденко.




КОНЦЕПЦИЯ  |  Программа  |  Документы  |  Конкурсы  |  Гранты-Конкурсы  |  Гранты-Победители  |  FAQ  |  Пресс-центр  |  Контакты  |  Карта сайта